Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
10:23 

"На ощупь" 24 часть

TWind
Ну и что, что этого нет в каноне?!
Автор: TanyaWind
Бета: А нету беты...
Название: На ощупь
Вычитка: не вычитано
Пейринг: Россия/Англия, Америка, Канада, Франция намек на Америка/Канада и Америка/Россия
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слеш (яой), Романтика, Ангст, POV
Дисклеймер: я не я, и трава не моя...
Саммари: Из-за очередной выходки Америки, Россия и Англия оказываются закрытыми в холодном подвале. Без света. Наедине. Как может измениться из судьба после этой встречи?
От автора: Фанф изначально расчитывался на 3-4 главы, но потом все как-то завертелось-закрутилось, и я не смогла удержаться от того, чтобы засунуть персонажей в поломасштабное приключение))
Предупреждение: ООС



Меня осенило.
Я вспомнил про конверт, который мне передал Франция, и пусть на тот момент его содержимое показалось мне бестактным и возмутительным, сейчас, как говорится, «все средства хороши».
Там лежал комплект нижнего белья.
Но какого!
От одной мысли, что я одену ЭТО, мне стало не по себе… столько всяких мелочей… Возмутительных, вызывающих мелочей! Одни эти чулки!.. и тонкие черные кружевные перчатки по самые локти…
Боже, Боже… какой позор.
Но выбора у меня не было. Я же не могу просто подойти к Ване и наброситься на него, как орангутанг в брачный период! Я его только напугаю. Хотя он сам виноват. Нужно… кхм, вовремя думать о желаниях того, кто в тебя влюблен…
И кто может сказать мне, что я не прав?
…Вот именно.

Поэтому я, переборов внутреннее сопротивление и гордость, взял конверт и, опасливо озираясь по сторонам, направился в одну из спален, предусмотрительно заперев дверь на замок, а то как бы чего не вышло…

Спустя 20 минут…

И откуда Франции, спрашивается, знать мои размеры?! Весь этот антураж на мне как влитой! Словно на заказ шили… Бред какой-то.
Я, в который раз за это время, взглянул на себя в зеркало. Господи Всемогущий, как это вообще может быть: я одеваю эротическое белье, что бы соблазнить БРАГИНСКОГО.
До чего я докатился?! Россия меня не хочет!

…Оно черного цвета: сетчатые перчатки без пальцев, до локтя, и такого же типа чулки выше колена, заканчивающиеся мелким кружевом, еще… ну, не знаю, для трусов они слишком длинные, а для шорт – короткие, но это не столь важно. А еще, в довершение всего – бархотка на шею, с маленькой брошкой.
Кхм, не скажу, что это отвратительно, но… глупо я чувствую себя в любом случае. В этом прикиде я выгляжу как какой-то мальчик-по-вызову!
Я вновь критично покрутился перед зеркалом. В принципе, смотрится нормально, но все-таки… на мне все это странно выглядит, просто потому что это я! Артур Керкленд!
…Хотя кого я обманываю? На первое апреля я и в форму медсестры наряжался, так что надо признать, что женские шмотки на мне неплохо сидят.

Пригладив рукой волосы, я вздохнул. Ну, если и после ЭТОГО Иван ничего не сделает, то придется вернуться к варианту с наручниками. Он отлынивает от выполнения своих прямых обязанностей! Поэтому мне b приходится брать дело в свои руки!
Через какое-то время я накинул на себя длинный халат и одел тапки, чтобы спрятать все это, после чего вышел в коридор.

…Смеркалось.

Я, будучи разнаряженным во все это барахло, до самой ночи не показывался Ване на глаза даже в халате. Но вот, когда тот, лениво потягиваясь, направился в спальню, я бесшумно проскользнул следом за ним.
Ваня разделся по пояс и лег на кровать, накрывшись легким одеялом. Я же тихо подошел к нему, на что Россия, не открывая глаз, улыбнулся:
- Артур~ - я с вожделением запустил пальцы под одеяло, поглаживая его плечи и грудь. - …Что ты делаешь?
Я промолчал и продолжил массировать расслабленные мышцы, сосредоточенно прислушиваясь к собственным ощущениям и прерывистому дыханию Вани. Вскоре он открыл глаза:
- Ты хочешь сегодня спать здесь? – двусмысленно поинтересовался Брагинский, присматриваясь ко мне в темноте.
- Мгм… - потянул я, обводя подушечкой пальца его кадык, поднимаясь к щекам и губам.
В ответ Россия фыркнул что-то нечленораздельное и обнял меня в области талии, не вставая с кровати. Я же навалился сверху, а еще через пару секунд оседлал его, улегшись на широкую грудь. После этого я попытался потянуться за поцелуем, но Ваня решил, что еще не время и начал развязывать пояс моего халата; я взволнованно прикидывал в уме варианты его реакции, когда он увидит, во что я одет, но когда пальцы Брагинского прошлись по моей груди, я резко выдохнул, а все мысли тут же улетучились из головы. Легкие поглаживания чувствовались все ниже и ниже, однако, стоило пальцам России наткнуться на кружева чулок, он тут же убрал руки.
- А?.. - я обескураженно всматривался в темные черты лица русского. – Ваня?..
Неожиданно Брагинский затрепыхался подо мной, видимо, отчаянно стараясь найти включатель от лампы на прикроватной тумбочке. Когда свет проявил мой внешний вид, Иван резко стряхнул меня с себя и вскочил с кровати. Его фиалковые глаза расширились от, казалось, неописуемого ужаса:
- …Артур…
Я не никак не мог понять, что происходит, поэтому остался сидеть на кровати, смущенно прикрывшись простыней.
- Что случилось? – едва сдерживая дрожь в голосе, спросил я. – ..Ваня?
К моему огромному удивлению, Россия даже отпрянул от меня на шаг, а затем, с паническим блеском в глазах сипло произнес:
- Что ты… с собой сделал, Артур? Что ЭТО такое?!
Я смутился еще сильнее, стараясь не сталкиваться с Иваном взглядом:
- Это?… ну… я лишь хотел, чтобы ты вновь… обратил на меня внимание. Просто с того момента, как мы приехали сюда, ты даже ни разу… не поцеловал меня…
- Это ужасно! – истерично воскликнул Брагинский: его дыхание сбилось, а глаза лихорадочно метались по комнате. – Ради всего святого, сними все это с себя!… Немедленно!
- Но почему?... – спросил я, вцепившись в край простыни и притягивая ее к себе. – Я не понимаю…
- «Не понимаешь»! – крикнул Иван, но вскоре все же сбавил обороты, взяв себя в руки. – Да ко мне Беларусь по два раза каждый день в таком антураже является! КАЖДЫЙ ДЕНЬ! Это… это просто ужасно!.. – бледнея, Брагинский даже встряхнул головой, отгоняя навязчивые образы. – Поэтому просто сними… все это. Я не могу смотреть, как ты портишь себя этим вызывающим тряпьем.
И тут во мне поднялась вона негодования. Я отбросил от себя простыню и подошел к России вплотную:
- Знаешь, что?! – возмутился я. – Между прочим, в это «тряпье» я оделся ради тебя! А ты за эти два дня даже не соизволил уделить мне должного внимания! Разве это нормально?!
- НО ЭТО НЕ ПОВОД ОДЕВАТЬСЯ КАК ШЛЮХА! – агрессивно прорычал Брагинский, сжав кулаки.
От такого тона я даже немного сгорбился, сдерживая дрожь в коленях:
- Т-то есть… я теперь… – сказанное Иваном эхом проносилось в моей голове, от чего к горлу подступил ком. Я резко развернулся и схватил с пола халат. – Я ухожу… - Брагинский хотел было что-то возразить, но я жестом остановил его речь.
После этого я выбежал из спальни и скрылся за ближайшей дверью, предварительно заперев ее на щеколду.

Что это вообще было?.. Он накричал на меня!… И из-за чего?!...
Боже, скажи, что все это происходит не со мной… Пусть выяснится, что то мороженое, которое я съел, было просрочено, и сейчас я валяюсь с температурой в бреду. Ну, пожалуйста…


Но нет. Увы.
От всего этого внутри меня особенно болезненно сжалось сердце.
Я ведь не хотел с ним ссориться, просто… откуда мне было знать, что у него панический страх перед вызывающим нижним бельем?! И вообще! Это он виноват! Я его н… ненави… Нет. Я люблю его. И люблю очень сильно, иначе мне не было бы сейчас так обидно…
Я осел на пол, прислонившись к стене, но тут мой взгляд упал на кружевные перчатки.
Да будьте вы прокляты! Это все из-за вас, никчемные тряпки! Ненавижу!
После этих мыслей я начал остервенело рвать в гневе полупрозрачную ткань.
А ведь я так и знал, что все это плохая затея!

…Но тут в дверь постучали.
- Артур, это я! – раздалось снаружи. – Открой мне! Ты все не так понял!
- А что тут понимать?! – в ответ крикнул я. – Я тебя не интересую, раз меня можно сравнить со шлюхой! А, между прочим, это твой друг-враг-хрен-разберет-кто-он-тебе-там Франция мне дал эти тряпки!
- Да я уже догадался, - ответил Брагинский, и я почувствовал, как он слабо улыбнулся. – Прости меня, я должен был сразу додуматься, просто… ну, понимаешь, я так привык видеть что-то подобное на Беларуси, что ничего, кроме животного ужаса оно во мне не вызывает… Я просто… ну, да, я испугался! Можешь посмеяться - Россия боится кружевного белья… Мне очень стыдно. Поэтому открой мне, пожалуйста…
- Ты хоть сам веришь в то, что говоришь?!
- Артур!
- Эти два дня я для тебя вообще не существовал! Словно не было ничего! Словно я не убегал ради тебя из парламента, словно не рисковал жизнью, трясясь в летающем трейлере! Неужели я не заслужил твоего внимания?! Да ты вообщ…
Но договорить мне не удалось, потому что дверь в спальню открылась сама собой. То есть ее открыл Иван. То есть он снял ее с петель к чертовой матери!
Я ошеломленно уставился на Брагинского: раскрасневшийся, со сбитым дыханием и дверью в руках. Хоть памятник лепи, ей-Богу.
- Артур… - твердо позвал он и положил дверь на пол.
При виде столь абсурдной картины, я даже забыл, что пару минут назад чуть не расплакался как брошенка:
- Так. Ты только что выломал дверь, - критично смотря прямо на Россию, заключил я.
- Да нет, - отмахнулся Ваня, - просто с петель снял… Поставлю обратно – будет как новенькая, никто и не заметит… Ну-у… по крайней мере я так думаю, - отводя эти мысли в сторону Брагинский встряхнул белокурой головой. - Кхм, Артур, прекрати это. Я же объяснил в чем дело, поэтому успокойся, ладно? Я не хотел тебя обидеть.

Да, признаюсь, сначала мне, конечно, хотелось продолжить обижаться на него, но потом я решил, что порчи имущества в доме Франции вполне достаточно, для того чтобы его простить.
- Я понял, - чуть надувшись, ответил я и вздохнул. – Ладно… И вообще, теперь я хочу есть. Пошли на кухню?
- Хорошо~
- Тогда выйди отсюда, мне нужно переодеться, - смущенно пробубнил я, отворачиваясь от него, чтобы он не видел, как я покраснел, после чего начал стягивать с себя разодранную в гневе перчатку.
Но Иван не спешил покидать комнату, которая, к слову, оказалась малой гостиной. Я выжидательно посмотрел на Россию: в его глазах внезапно появился странный блеск, а губы растянулись в слабой улыбке. На немой вопрос в моих глазах, Иван сделал шаг мне на встречу:
- А ты знаешь… может, я и неправ насчет… этой одежды. Тебе даже идет.
Я в изумлении распахнул глаза.
Что-что он только что сказал?
- Чего?..
Брагинский, не обращая внимания на мое обескураженное выражение лица, продолжил приближаться ко мне, таким образом подталкивая меня к небольшому дивану:
- Однако, она мне все равно не нравится… поэтому я, пожалуй, лично сниму ее с тебя~
Когда Россия делал шаг мне навстречу, я делал шаг назад, пятясь до тех пор, пока не почувствовал диван за моей спиной. Всем телом я чувствовал необычайный прилив возбуждения: в нетерпении покалывало пальцы и губы, а сердце учащенно билось, однако сознание не было столь же готово к такой перемене в поведении Брагинского.
- Ты что задум…?! - начал было я, но Иван подскочил ко мне и мягко повалил на диван, нависая сверху. – Россия?!
- Тише… - прошептал он, смотря мне прямо в лицо.
И я затих. Точнее, я практически задержал дыхание, в изумлении уставившись на русского. Мое тело, независимо от меня уже вновь подрагивало, предвкушая нечто приятное.

В этой гостиной свет горел только в дальнем углу: помещение тускло освещало лишь настенное бра, поэтому здесь, в полумраке, глаза Ивана, казалось, поблескивали возбужденными огоньками. Он ласково погладил меня по щеке, после чего его пальцы прошлись по моей скуле, а затем едва задели брошку на черной ленте бархотки. Я нервно сглотнул, но под прикосновения подставился. Через какой-то период времени, Брагинский убрал ладонь с моего лица и, взяв за запястье именно той руки, что была одета в перчатку, поднес мою кисть к своим губам. Он стягивал ткань медленно, каждую секунду покрывая всю мою руку и каждый палец в отдельности легкими поцелуями. Когда же перчатка была отброшена куда-то в сторону, Иван слез с дивана, став рядом с ним на колени, а меня заставил сесть:
- Позволь мне… - протянул он, обхватывая мою лодыжку, и, приподняв ее, вытянул всю ногу. После этого его руки мягко прошлись по поверхности чулка вверх, к кружевным креплениям. Иван снимал с меня это нарочито медленно, хотя я сам уже изнывал от предвкушения чего-то большего. Он словно изматывал меня, проверял на сдержанность, ведь каждое его действие было покрыто огромным слоем целомудрия. Когда моя нога была, наконец, обнажена, Брагинский поцеловал мое колено.
И тут я не выдержал.
Обхватив ладонями его лицо, я наклонился к нему и, сгорая от стыда, прошептал:
- Прекрати меня дразнить, Россия… Я хочу, чтобы ты взял меня.
Иван на секунду задумался:
- А как же прелюдии? - хохотнул он. – Ты же хотел их, когда одевал на себя все это, м?
- Хотел, - я оскалился и заставил Брагинского чуть приподняться. – Но не сейчас, потому что последняя неделя моей жизни это и так одна сплошная прелюдия... Так что прекращай выделываться и трахни меня уже, в конце концов.
Я только через пару мгновений осознал, ЧТО я только что сказал, и, кажется, чуть не провалился сквозь землю.
- О, как мы, оказывается, умеем разговаривать, - уголки губ России растянулись в веселой улыбке, а огоньки в глазах стали ярче.
- Зато честно, - парировал я, вытянув ногу в черном чулке рядом с его ухом. – Так что?
Брагинский мне не ответил. Он просто забросил меня на плечо и быстро потащил в спальню, где мягко опустил на чуть смятые простыни на кровати. И не успел я даже толком улечься, как Иван наклонился и резко впился в мои губы жестким поцелуем.
О, да… это было именно тем, чего я желал – Россия целовал меня предельно эмоционально, порывисто и страстно.
И пусть поцелуй вышел немного смазанный и чрезвычайно мокрый, это даже придавало пикантности. После того, как Ваня отстранился от меня, я вызывающе облизал истерзанные губы, в надежде, что он продолжит, но Брагинский уже опустился чуть ниже, облюбовав мою шею. Он ласкал языком кожу, уделяя особенно много внимания впадинке артерии, где чувствовался мой пульс, и выцеловывал узоры на ключицах и груди. Я зарылся пальцами в его мягкие светлые волосы, когда он опустился к моим соскам: сначала облизав их, а потом поочередно лаская то влажными пальцами, то губами и языком. От этого по всему моему телу приятно пробежались мурашки, и я томно выдохнул, мягко сжав в кулак пепельные волосы, а затем обвил ногами талию России и, стараясь уплотнить контакт между нашими телами, пошло выгнулся навстречу его губам. Я ощущал себя питоном, заползшим на разогретый солнцем камень, впитывая жар сильного, крепкого тела Ивана.

Но, видимо, вскоре Ване перестало хватать просто моего тяжелого дыхания, потому что он начал опускаться ниже и, иногда касаясь моей кожи теплыми, влажными губами, забрался языком во впадинку пупка. От этого я сжал его волосы чуть сильнее и заерзал, стараясь уменьшить дискомфорт, вызванный очередным возбужденным спазмом в паху.

-Извините, но здесь POV Артура прерывается, ибо автору сложно писать NC от первого лица-

Россия заметил это и прошелся пальцами по члену Артура, скрытому тканью белья, после чего едва заметно улыбнулся:
- Не терпится, да? – шепотом спросил он.
- …А ты как думаешь? – подрагивая от изматывающего возбуждения, прошипел Керкленд.
- Я не думаю, я вижу, - в ответ оскалился Брагинский и сильнее погладил по напряженному органу англичанина. Тот закусил губу, однако стон все-таки сдержал. Но когда Россия одной рукой нежно оглаживал его бедра, а второй проник под резинку трусов и прикоснулся к головке, задев пальцами крайнюю плоть, сдержанность британца если и не разлетелась ко всем чертям, то дала сильную трещину, от чего он весь выгнулся в спине, тихо застонав.
- М-мн… - безумно хотелось ощутить это прикосновение острее, раскованнее, но попросить об этом он не мог, поэтому оставалось лишь глухо постанывать, ожидая, когда Брагинский решит сделать что-то более серьезное.
К счастью, Иван быстро изучил реакцию тела своего любовника на невинное прикосновение, после чего оттянул ткань белья вниз, освобождая изнывающий от желания орган.
- И давно у тебя никого не было? – беззлобно хихикнул Россия, большим пальцем стерев каплю смазки с головки. Артур резко выдохнул, не сразу вникнув в смысл вопроса, но когда до него дошло, он, прищурившись, бросил на русского испепеляющий взгляд.
- З… заткнись и… - договорить он не смог, потому что Брагинский резко сжал его член у основания и провел рукой вдоль всего ствола. – М-м…
Иван смотрел на Керкленда внимательно, изучая голодными лиловыми глазами каждый изгиб его тела. Однако почувствовав это, англичанин, невзирая на острые экстатические спазмы, попытался закрыть лицо руками, не желая показывать яркий стыд на своем лице.
Но Брагинского такой поворот событий явно не устраивал, поэтому он прекратил ласкать британца и вновь навис над его лицом. Артур разочарованно пробормотал что-то нечленораздельное, но позы не изменил:
- Убери руки, - мягко попросил Россия, вновь смяв чувственную горошину соска на груди Керкленда. Тот лишь отрицательно помотал головой. – Артур, я прошу тебя… Артур…
От упоминания своего имени таким мягким, хрипловатым от возбуждения тоном, Англия едва сдержался от стона.
- Т-только не смотри на меня… так… - ловя ртом воздух, попросил он.
Иван осознал смущение британца и успокаивающе поцеловал его в шею:
- Ты очень красивый, Артур… Посмотри на меня, прошу…
И Керкленд сдался. Он развел руки в стороны, вцепившись в простыню, и тут же столкнулся взглядом с Россией, который оторвался от его ключицы и поцеловал искусанные почти до крови губы, вновь изучая языком податливый мягкий рот.
Не разрывая поцелуя, Иван скользнул рукой вниз, слегка погладил пресс и крепко обхватил пальцами сочащийся смазкой член, от чего Артур сначала испуганно застонал в губы России, а затем несдержанно обнял его за плечи.
- Быстрее, Ваня… пожалуйста… - уткнувшись носом в плечо Брагинского, сбивчиво прошептал он и слегка подался навстречу ладони. – Быстрее…
Дважды Ивана просить было не нужно: он тут же задвигал рукой, медленно наращивая темп, от чего Англия выгибался, сильнее закусывал губы и шипел от наслаждения что-то нецензурное. Ваня же пока игнорировал потребности собственного тела, давая любовнику вдоволь насладиться желанной близостью.

Вскоре Керкленд уже не сдерживал себя: стонал в голос и лихорадочно метался под Брагинским, цепляясь пальцами за его плечи и оставляя красные отметины на лопатках. Но когда англичанин уже почти достиг пика, перед Иваном встал выбор: дать ему кончить, чтобы после этого не возникло проблем со смазкой, или же оставить его ненадолго как есть, чтобы дотянуться до тумбочки у кровати, в которой находился целый пузырек маслянистой жидкости, заботливо оставленной Францией для подобных утех. Однако, взглянув на растрепанного и так соблазнительно выгибающегося Керкленда, Россия все же решил остановиться на первом варианте. Он выскользнул из объятий Англии и опустился к его паху. В затуманенном сознании британца не возникло мысли о том, что может произойти в следующую секунду, и поэтому, когда горячий и скользкий язык Брагинского нежно коснулся головки его члена, слизывая солоноватые белесые капли, Артур шокировано распахнул глаза и неимоверными усилиями заставил себя приподняться на локтях:
- Что ты… а-ах… делаешь?... – едва слышно выдохнул он, пока Иван растягивал губами крайнюю плоть, вбирая весь орган в рот. По известным причинам, Россия ответить не смог, лишь активнее лаская влажным языком чувствительную уздечку, чем заставил Артура неестественно согнуться и в исступлении вцепиться в его серебристые волосы. – М-м-м… В-Ваня… ах… я… я сейчас…
Брагинский, расслабив горло, глубоко заглатывал пульсирующую плоть, наслаждаясь реакцией своего партнера: его хриплыми стонами, возбужденной дрожью… Но вскоре Керкленд, захлебываясь собственным вскриком, сжал его волосы особенно сильно, а в рот русскому струей ударила терпкая вязкая сперма, часть которой Россия проглотил, а другую часть сцедил на свою ладонь, размазывая ее по животу и бедрам Англии.
Тот тем временем откинулся на спину, тяжело дыша.
На осознание мысли о том, что Брагинский сделал ему минет, у него ушла пара минут, но из этого состояния его вывел игривый голос Ивана, пристроившегося рядом:
- Все в порядке? – скорее для формальности спросил он, потому что по блаженному выражению на лице британца нельзя было сделать противоположного вывода. Тот подтвердил его догадку, слегка кивнув. – М-м… Тогда продолжим?~


Продолжение следует...

@темы: Фанфик: "На ощупь", Россия, Графомания, Англия, Америка, Hetalia

URL
Комментарии
2012-02-24 в 20:55 

MayaMayu
Get in the fucking robot.
В этой главе что-то много опечаток.
БОЖЕХРАНИКОРОЛЕВУ, АРТУР В ЧУЛКАХ!!!111 Пойду искать убежища под столом. D: Принуждение к исполнению, кхм, пока ещё не супружеского долга, причём таким извращённым методом Боже, Британская Империя, как низко ты пала D:, как и предусмотрительный, но извращенец Франция (откуда у него размеры Англии, блин?) - это зачот!

   

Triumph of alter-ego

главная