Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:06 

"Частицы безумия" Глава 7. Ревность и спектакль.

TWind
Ну и что, что этого нет в каноне?!
Автор: TanyaWind
Бета: А нету беты...
Название: Частицы безумия
Вычитка: не вычитано
Пейринг: альтер!Россия/альтер!Англия, Россия/Англия, Россия/альтер!Англия, остальные пробегали
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слэш (яой), Ангст, Юмор, Драма
Дисклеймер: я не я, и трава не моя...
Саммари: Попытка Англии создать свою усовершенствованную копию, разумеется, обернулась не так, как хотелось. Кто мог знать, что у двойника будут свои собственные чувства и желания, которые разительно отличаются от чувств его хозяина? И что, если эта копия начнет всеми силами отстаивать свое право на самое сильное чувство – любовь?
От автора: Да-да-да, начало, само собой, самое что ни на есть банальное, но на то оно и начало...
Предупреждение: ООС


Устало потерев виски, Керкленд прошелся по подвалу.

«А мне казалось, что это будет сложнее… - подумал он, но неожиданно заметил на полу свернутый пергамент, который, судя по всему, выронил Мартин. – А это что?»

Взяв в руки потрепанный лист, Артур пробежался глазами по строчкам и усмехнулся – заклинание показалось ему забавным. Подумав, он пробормотал эти слова себе под нос:

Сегодня ночью ты только мой –
Опутан цепями, околдован тьмой.
И в этот магический час ночной,
Заклинаю тебя – явись предо мной.


- …ну и бред. И кого же Марти собирался этим вызвать, ха-ха?.. – неожиданно британец вздрогнул от дуновения сквозняка в спину. – Что происх… - обернувшись, Керкленд обомлел от ужаса, ведь перед ним стоял Россия собственной персоной. – БРАГИНСКИЙ?! Ч-что ты тут делаешь?! – в панике воскликнул англичанин, вжимаясь в стену. – Какого черта?!
Не услышав ответа, британец заметил, что Иван сделал шаг ему навстречу, от чего испуганно зажмурился, рассчитывая на удар или что-то в этом роде, но… вместо этого Россия медленно приблизился к съежившемуся Артуру и развел в стороны руки, которыми англичанин отгораживался от него.
- Ты что де…?! – начал, было, возмущаться Керкленд, но тут же почувствовал, как Иван наклонился, вплотную приблизившись к его лицу. Русский словно хотел… поцеловать Артура. – А-а-а! – взвизгнул Англия, выгнувшись всем телом. – ОТПУСТИ! Брагинский, ты что творишь, мать твою?! Отпусти немедленно! – но реакции не последовало: Россия все еще нависал над ним. И тут британец краем глаза заметил что-то странное во взгляде русского – замутненном, неискреннем, словно…

«Да он под гипнозом! – осенило Артура. – Он пришел из-за того заклинания! И если этот стих писал не я, то вывод один – это Мартин все устроил! Он хотел призвать Россию!»

- НЕ СМЕЙ! – пронзительно-громким голосом потребовал Керкленд, отвернувшись, однако что-то теплое все же успело слегка коснуться уголка его губ. Покраснев до кончиков ушей, британец понял, что русский остановился. Все внутри Англии содрогалось от негодования, хотя он осознавал – Россия делает это не по своей воле, а потому обвинять его в чем-то было бессмысленно. – Кхм… а теперь отпусти меня и отойди.

Брагинский беспрекословно подчинился, но уже стоя в другом конце зала тихо спросил:
- Что-то не так?… Мартин?
Артур вздрогнул.
Мартин? Значит, его догадки – это правда? Да, наверное, так и есть. Но… что теперь делать?
Из размышлений его вывел все тот же мелодичный голос:
- Мартин?...
- Нет.
- Хм?
- Прекрати… называть меня так, ладно?
- Хорошо. Тогда как мне к тебе обращаться? Хозяин?
От этой фразы внутри Керкленда все покоробило. Хозяин… это звучало так… волнующе. А что если обернуть эту ситуацию в свою пользу и…

«Да что со мной такое?! – блондин встряхнул шевелюрой, отгоняя фантазию-извращенку. – О чем я вообще думаю? Мне нужно избавиться от России как можно быстрее! Иначе все это плохо кончится…»
- Лучше вообще не говори со мной, - заключил Артур. – В крайнем случае, зови меня Англия.
- Хорошо.
Наступило неловкое молчание. Британец не знал, что делать, а Россия просто ничего не говорил без разрешения. Через какое-то время Керкленд все же произнес:
- Итак. Как далеко вы с Ма… э-э, мы с тобой успели зайти?
- В каком смысле? – удивленно спросил Иван.
- В прямом. Что вы... то есть мы уже делали? – осознав, что Брагинский не понимает сути вопроса, он несколько растерялся. – Ну… в отношениях… - русский все еще непонимающе хлопал мутными глазами. Гипноз не позволял его мозгу совершать столь сложные операции с информацией. – Черт… ладно, - чуть помедлив, Англия решился попросить следующее, - тогда покажи.

Брагинский без лишних размышлений подошел к Артуру и сжал его в объятьях:
- Вот так.
- И все? – удивился англичанин.
- Нет, - перебил Россия. – Еще вот так… - после этих слов он осторожно приблизился к лицу Керкленда и коснулся своими губами его губ, проникая языком в чужой рот. Понимая всю специфику ситуации, британцу оставалось лишь смириться с этим и позволить Ивану целовать себя. Горячий язык Брагинского выписывал невиданные пируэты внутри рта Англии, от чего последний шокировано прислушивался к своим ощущениям. Очень и очень приятным, кстати.

«И кто это тебя так научил, а, Россия? – думал он. – Уж не Франциск ли? Да зуб даю, конечно, он! Сам бы ты не додумался до… м-м… черт, вот же сволочь… - британец смутно помнил, когда последний раз целовался. – Как же все-таки… хорошо… Но я никому никогда об этом не скажу. Никогда. А пока, Раша, давай… целуй меня, ты ведь все равно все забудешь…»

Британец довольно ухмыльнулся. Про себя, правда, ибо губы были заняты, а так улыбку вряд ли кто-то не заметил бы.
…Странно, но думать о Мартине или о гипнозе ему не хотелось совсем. В голове то и дело всплывали всякие непонятные нежности и ненужные мысли о том, как бы было здорово, если бы можно было всегда вот так стоять, обнятым и защищенным… И чтобы чужое сердце билось так же близко и сильно, но… это всего лишь глупые бредни романтиков, к которым Англия себя никогда не причислял. Хотя…

- М-м, Брагинский… - сипло прошептал британец, все еще соприкасаясь губами с Иваном. – А больше в… мы ничего не делали?...
Россия растерянно уставился на англичанина.
- Больше? Нет…
«А жаль…»
- Да? – с одной стороны Керкленд был рад, что дальше поцелуев у Мартина с Иваном ничего не было, но вот проснувшийся внутри него голод по ласке не мог его так же порадовать. – Ясно…

«Интересно, Мартин испытывает при поцелуях с Россией такие же чувства? И что бы он подумал, если бы увидел нас вмес… ВМЕСТЕ! Точно! Я – ГЕНИЙ! - подпрыгнув на месте от блестящей идеи, появившейся в его голове, Артур хлопнул в ладоши. – Если Мартин увидит меня и Ивана вместе, он подумает, что Россия неверен ему и решит разорвать все связи! Ревность – самое грозное оружие. Бинго! Все даже проще, чем я думал!»

- Так, - начал Англия, - сейчас ты отправишься в гостиную, сядешь на диван и сделаешь вид, что мы с тобой сегодня не виделись. Если что, ты пришел за договором о поставке… ну, той же древесины. Твой рейс прибыл час назад, и поэтому ты пришел так поздно. Понял? – Иван понимающе кивнул. – Отлично, вперед.

Когда Брагинский покинул комнату, Англия поднялся наверх, дабы убедиться, что Мартин не спит, ведь для выполнения гениального плана было необходимо, чтобы двойник увидел его и Россию вместе!
Осмотрев второй этаж, Артур пришел к выводу, что близнец в своей комнате. Приблизившись к двери, британец обнаружил, что та приоткрыта, и прильнул к узкой полоске света: Мартин сидел на кровати, лицом к закрашенному окну, и бормотал, обнимая при этом подушку:

- Да как он посмел мне помешать?.. Я так ждал, когда смогу применить на Ване новое заклятье! Но нет! Он пришел и все испортил! Как ему вообще удалось проснуться?! – послышался тихий всхлип, казалось, копия вот-вот расплачется. – Сегодня Ваня должен был стать моим… мне больше бы не пришлось прибегать к гипнозу, но… - дальше британцу ничего не удалось расслышать, ибо голос Мартина стал слишком тихим и сиплым.

«Так он хотел… снять гипноз? Но что он подразумевал под «стать моим»? Ведь Брагинского не удалось бы удержать без внушения или… стоп. Он хотел… использовать что-то из приворотной магии? Это же могло быть безумно опасно: Россия мог пострадать… да что там Россия?! Все могли пострадать! Да-а… хорошо, что я успел остановить Мартина, иначе это могло плохо закончиться…»

После увиденного, Артур на цыпочках вернулся в гостиную, прокашлялся, и как можно громче обратился к Ивану:
- Да, Россия, я очень рад, что ты пришел ко мне! – краем глаза он посматривал на дверной проем, который специально оставил открытым. – И, разумеется, я сейчас принесу документы на подпись! – как Керкленд и ожидал, вскоре после этого в дверном проеме сверкнули изумленные голубые глаза.

«Хе-хе… смотришь? – ухмыльнулся британец. - Ну, смотри!»

Протянув какие-то ненужные бумаги Брагинскому, Артур попросил:
- Вот, а теперь подпиши здесь… Ваня, - последнее слово он произнес отчетливо, дабы двойнику за дверью было слышно. После того, как русский черканул ручкой по листу, Керкленд радостно бросил бумагу куда-то в подполье и сел на диван. Улыбнувшись, он поманил Россию за собой. – Садись, - как только тот оказался в зоне досягаемости британца, он секунду подумал, а потом… обвил руками шею Ивана. Из-за двери послышался едва слышный треск.

Двойник, все это время стоящий за дверью, увидел то, что делает Артур, и от ярости случайно сломал карандаш. С каждым вдохом грудь Мартина словно сдавливали тиски, а руки непроизвольно сжимались в кулаки.

«Как… КАК ОН ПОСМЕЛ? Они же там… Артур… Ваня… - по телу прошлась болезненная волна. – Они обнимаются… Но ведь этого не может быть! Я не верю! Артур же ненавидит его! Но сейчас он так ласково обнимает моего Россию… - из-за всего происходящего в голове двойника начала биться лишь одна мысль. – Отпусти его! Отпусти его сейчас же! Убери от него свои руки, Артур!»

А Керкленд тем временем чувствовал злость близнеца и специально прижимался к теплому русскому ближе. Горячее сердце отчаянно билось от волнения - Артур давно не был ни с кем близок, и, к тому же, сейчас за ними пристально наблюдали. Это будоражило кровь и… почему-то безумно возбуждало.

«Давай, - думал он. – Давай, Мартин, возненавидь нас всей душой! Я хочу видеть твою ревность! – но тут его внимание вновь переключилось на Россию, сидящего рядом: тот сидел неподвижно и, казалось, был несколько растерян. – Ах, Раша, кажется, я начинаю понимать Мартина – ты действительно очень теплый и мягкий, к тебе приятно прикасаться… и целуешься ты так классно, чер-р-рт… Кстати о поцелуях, пора переходить к следующей части нашего представления!»

На этом моменте Керкленд встал с дивана и поднял Россию за собой. Стоя напротив него, Артур осторожно провел пальцами по щеке русского и едва слышно шепнул:
- …Поцелуй меня.
Сперва Брагинский вздрогнул, но через секунду ласково улыбнулся и наклонился к лицу Керкленда, вновь целуя его в губы. Англия принялся самозабвенно отвечать, водя тонкими пальцами по широким плечам русского. Было хорошо, тепло и спокойно. Однако стоило Англии бросить взгляд на окно, как внутри него испуганно сжалось сердце… уже начинало светать.

«Ох, черт! – судорожно пронеслось в его голове. – Рассвет! Гребанный рассвет! Стоит солнцу лишь высунуться из-за горизонта – Россия очнется от гипноза и тогда… как я объясню то, что он стоит в МОЕМ доме?! Мало того – как я объясню, что он стоит и ЦЕЛУЕТСЯ со мной?!»

@темы: Hetalia, Англия, Графомания, Россия, Фанфик: "Частицы безумия"

URL
Комментарии
2012-07-07 в 08:19 

amril2One
Никогда не оставляй на завтра то, что можно вообще не делать.
Как это мило, - милая мордочка, - очень интересно, что будет потом *Г*.

   

Triumph of alter-ego

главная