19:47 

Фанфик: "Пропавший без вести" Часть 3.

TWind
Ну и что, что этого нет в каноне?!
Автор: TanyaWind
Бета: А нету беты...
Название: Пропавший без вести
Вычитка: не вычитано
Пейринг: Россия/Англия, Шотландия, упоминается Америка
Рейтинг: PG-13
Жанр: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Мистика, Детектив, Психология, AU
Дисклеймер: я не я, и трава не моя...
Саммари: AU. Артур из-за спора с Альфредом отправляется на территорию заброшенного завода, где неожиданно встречает одинокого молодого человека - Ивана. И практически сразу после их знакомства британец начинает замечать за своим новым другом пугающие, мистические странности... Но с чем это связано?
От автора: Да-да-да, я знаю, как много у меня незаконченных работ, но, каюсь, не удержался. Зато в этой истории будет всего две главы - вторая тоже почти готова) (Я ВРУ, ИХ БОЛЬШЕ) Приятного чтения ;3
Предупреждение: ООС, Смерть персонажа, Насилие


(Автор был крайне упорот, когда писал эту главу, поэтому прошу простить его за внезапного 2!pФранцию =3= Так же автор просит простить его за все эти чудовищные задержки, так как он поступил в институт, и время для творчества у него заметно сократилось ._. Но он не унывает и продолжает работать. Спасибо :3)

Артур резко открыл глаза - вокруг была лишь кромешная темнота.
Пережитый ужас никак не покидал сознание, заставляя Керкленда сотрясаться в беззвучном плаче: вот британец спит, а через мгновение его брат, - брат, которого он знал с младенчества! – душит его подушкой.

- Боже… - только когда англичанин обхватил себя руками, он понял, что лежит на чем-то твердом. Осознав, что это явно не его кровать, он резко подскочил с пола. Бешено вращая головой, блондин пытался хоть что-нибудь рассмотреть, но безуспешно – кругом по-прежнему сгущалась вязкая темнота. В ужасе британец выставил вперед руки и пошел, надеясь наткнуться на стену или что-то в этом духе. Он сильно дрожал, ноги постоянно подкашивались, а голова нещадно кружилась, из-за чего хотелось вновь лечь на пол и свернуться калачиком. Однако Керкленд упорно продолжал идти вперед в этом черном тумане, и не от того, что он хотел куда-то попасть, а от того что было безумно страшно стоять на одном месте. Артуру казалось, что кто-то совсем близко… дышит прямо в спину.
Но после десяти-пятнадцати минут беспрерывной ходьбы британец сдался, понимая, что вряд ли это приведет его к чему-то. Поэтому он, вытирая подступившие слезы, мягко осел на пол.

«Ох, как же я хочу домой… это какой-то кошмарный сон! Боже, скажи, чем я заслужил все это?! Я просто… хочу, чтобы все закончилось… Я ведь не такой плохой, каким кажусь… Я не заслужил всего этого! - тут британец неожиданно поймал себя на одной странной мысли. – А еще… я бы хотел увидеть Ивана… с ним мне не было так страшно…»

Не в силах больше удерживать сидячее положение, Керкленд упал на бок, пряча мокрое лицо в руках.
«Зачем, почему я?... Господи, как же тут темно… и холодно… Но я не должен сдаваться… Черт возьми, я должен выбраться отсюда!»

Британец вновь поднялся и, подстегиваемый жаждой освобождения, надорванным от плача голосом закричал:
- Эй! Помогите мне! Кто-нибудь! – но дыхание перехватило, и теперь с губ срывался лишь сиплый шепот. – Прошу, пожалуйста…
Но отклика не было. Осознав это, англичанин обессилено лег на пол, продолжая смотреть в пустоту остекленевшими глазами.

«Я навечно застрял в этом кошмаре…»

Но вдруг он услышал приглушенные расстоянием крики из темноты:
- …Артур! …я не вижу тебя!... Артур!..
Британец не мог поверить своему счастью, а потому мгновенно подскочил с пола и со всех ног бросился к источнику звука.
- Я здесь! Здесь! – кричал он изо всех сил. Керкленду уже не было важно, кто это, главное – он больше здесь не один. – Эй!
Через пару минут из окружающей тьмы выделился высокий светлый силуэт.
- Артур! – британец, наконец, понял, кому принадлежал этот голос.
- Ив… Иван! Ваня! – блондин не тормозя, с разбега вцепился в широкие плечи русского и обнял, стремясь найти успокоение в этом большом, странном человеке. – Я так рад, что ты здесь, Ваня!… - слезы произвольно потекли из уголков глаз. – Мне было так страшно… так страшно… - этот горячий, пылкий шепот тонул в мягком шарфе Брагинского, из-за чего мужчина тут же обнял британца в ответ.
- Ну, все… все хорошо, Артур… не плачь… - мягко прижимая вздрагивающее тело к себе, русский гладил того по волосам, шептал что-то успокаивающее.

- Где мы сейчас? – чуть оправившись, спросил Керкленд.
- Мы… нигде, - расплывчато ответил Брагинский. Но такое объяснение явно не устраивало англичанина.
- То есть?
- Нигде.
- Так не бывает.
- Бывает. Это место – ничто. Тут абсолютно пусто. И здесь нет ни начала, ни конца.
- Но… - смутился Артур, - как ты тогда нашел меня в бесконечности?
- Понимаешь… если это место – ничто, то ты - что-то. И ты тут сродни солнцу в космосе – притягиваешь к себе все остальное. Например, меня.
- Но как я сюда попал? - тут Брагинский неожиданно вздрогнул и отвел взгляд.
- Это довольно трудно объяснить…
– Иван, я прошу тебя… - тонкие пальцы Керкленда легли на мягкую щеку русского и провели по ней. Тот перехватил их, поднес к своим губам и тяжело вздохнул.
- Хорошо. Я покажу тебе…
---

- Черт, Франциск, только не здесь… – вымученно прошептал шотландец, стараясь выпутаться из объятий блондина. Уж что-что, а заниматься любовью после убийства собственного брата ему совершенно не хотелось. Зато хотелось пойти в ближайший бар, надраться в хлам и сигануть с моста.
- Да ладно тебе ломаться, Скотти, что ты как целка, ей-Богу? – прикусывая чужое ухо, отозвался Бонфуа, вновь вжимая рыжего парня в стену маленькой кладовой. – Когда я увидел, как ты сделал это, я так завелся… У тебя было такое взволнованное лицо… м-м-м… - облизав ушную раковину партнера, блондин вновь зашептал ему на ухо, - я хочу тебя. Прямо сейчас.

Шотландец зло зашипел что-то нечленораздельное, выражая явное сопротивление, но Бонфуа было наплевать – если он хотел чего-то, он это брал.

- Это твое первое убийство… - хохотнул он, страстно прижимаясь к спине рыжего юноши. – И оно прошло крайне романтично, не находишь? Сияющее полнолуние и тишина, едва нарушаемая безмолвными хрипами твоего братца…
От упоминания об Артуре, старший Керкленд зло дернулся в сторону:
- Заткнись! Я сейчас тебя у…
- Тс-с-с, - перебил его Бонфуа, прикладывая палец к своим губам. – Ты же не хочешь, чтобы нас застукали, а, Скотти?
Шотландец гневно фыркнул что-то неразборчивое.
- Хороший мальчик… - француз принялся стягивать с партнера рубашку. – А завтра утром расскажем обо всем Алу… он ведь был достаточно близок к Арти, да?
- Мгм…
- Но он нас поймет, не так ли? Ведь твой братец подошел к нам очень… очень близко… Нельзя же было допустить, чтобы дело о пропаже тех студентов вновь всплыло из архивов? Нет~ Хотя все же жалко, - вздохнул блондин, сжимая маленькие твердые соски Скотта.
- Н-н… что именно? – выдохнул тот.
- Такое тело пропадет… а ведь мы бы могли неплохо разжиться, разобрав твоего брата на «запчасти»…
От такой изощренной издевки старший Керкленд сперва чуть было не прослезился, а потом с огромным трудом подавил в себе желание придушить Бонфуа.
- Закрой пасть. Делай, что хотел, но только заткнись.
- О, как вы импульсивны, mon cher… - оскалился блондин и без промедления приступил к активной части…
---

- Ваня, это ведь моя палата! – радостно воскликнул британец, когда русский перенес их обоих обратно в больницу. Не раздумывая ни секунды, англичанин кинулся к двери. – Нужно срочно рассказать все полиции!
- Нет, Артур, - раздалось совсем рядом с ним.
- Почему это?!
- А ты забыл?
- О чем ты?
- Тебе нельзя… - Иван указал пальцем в сторону кровати, стоящей в темном углу палаты. Из этой темноты веяло холодом и… страхом.

Керкленд посмотрел в указанном направлении. Недовольная гримаса мигом сошла с его лица, стоило ему действительно понять, на что намекает русский.

- Ты же не хочешь сказать, что я… - британец сделал несколько шагов к кровати. Нервная дрожь колотила его тело, а тревога – разум. Он осторожно откинул край одеяла и в тусклом свете луны увидел… свою бледную руку, безжизненно свисающую с края простыни. Это была его рука, без сомнений – при падении с крыши англичанин сильно повредил костяшки пальцев, а потому эти ссадины угадал мгновенно. – Нет… НЕТ! Иван, нет, ведь это не могу быть…
- Это ты. Ты умер, Артур.
- НЕТ!
- Да.
- ЧЕРТ, НЕТ, Я НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ В ЭТО! НЕТ!
- Это сделал твой брат.
- НЕТ, ТОЛЬКО НЕ СКОТТ, ОН… - британец схватился за голову и взвыл, упав на колени рядом с кроватью, - …он не мог... не мог так поступить со мной…
- Мне… очень жаль, Артур, - Брагинский сложил руки на груди в защитном жесте. - Но все, что ты видел, не было твоим кошмаром.
- За что?... – сипло прошептал Керкленд, сгибаясь на полу. – Почему он это сделал?... – но неожиданно британец ударил кулаком по полу, закричав от нахлынувшего гнева. - ПОЧЕМУ?! ЧЕМ Я ЗАСЛУЖИЛ?!
Русский опустился на колени рядом с ним и коснулся напряженного плеча.
- Все это началось давно…
---

Франциск достал сигарету и закурил ее с нескрываемым удовольствием:
- Все-таки странно…
- Что? – подавленно пробормотал шотландец, отбирая сигарету у Бонфуа. – И вообще, отдай это мне…
- Забирай, - хохотнул блондин.
- Так что странно?
- То, что ради успеха нашего бизнеса ты смог пожертвовать братом, но не смог научиться осторожности. Ведь ты вполне мог не дать Алу отправить Арти бродить по нашей заброшке.
- Черт, откуда мне было знать, что ты спрячешь там труп?! Я думал, ты его сжег… так что не вали все на меня! Ал прекрасно знал, ЧТО там лежит, но не остановил моего брата!
- Да у этого идиота ничего в голове не держится – только жратва на уме! Могу поспорить, что он забыл, что я тогда не смог вывезти тело в лес – вокруг колесила полиция! А труп в багажнике, знаешь ли, на доказательство невиновности никак не тянет. Поэтому мне пришлось тащить эту тушу на себе через двухметровый забор, десять этажей и заталкивать в сундук! Это была далеко не увеселительная прогулка, между прочим.
Шотландец затянулся сигаретой:
- Но МНЕ об этом ты почему-то не сказал.
- Черт, да какая теперь разница?! Все равно теперь никто не узнает – после инцидента с твоим братцем, старый завод снесут через пару дней, а вместе с ним и все следы преступления, так что… этот разговор ни к чему не приведет и ничего не изменит.
- Какая же ты сволочь, Бонфуа… - выдохнул Скотт.
- Но ты меня любишь, не так ли? Ведь ради моей безопасности ты всего пару часов назад задушил своего брата…
- Умолкни.
- …только представь, пока мы с тобой тут трахались, он лежал в соседней комнате…
- Заткнись!
- …и его безжизненный труп медленно остывал с каждым нашим соприкосновением, с каждым толчком, с каждым вдо…
- ЗАТКНИСЬ!! – рыжий не смог выдержать этого унижения – он развернулся и со всей силы ударил Бонфуа по лицу. Через пару секунд из носа француза закапала алая кровь, которую он жадно слизал языком.
- М-м-м… как это мило… нас мучает чувство вины? Ах, Скотти, когда ты так делаешь, я начинаю хотеть тебя еще сильнее~
- Ненавижу… - прошипел Керкленд, потушив сигарету о стену.
---

- …Все это началось давно. Пять-шесть лет назад, - Артур ловил каждое слово Брагинского, который сжимал его в объятьях, пытаясь утешить. – Когда Франциск начал работать в городском морге. И все бы ничего, но этот мажор очень любил тратить деньги на дорогую выпивку, сигареты и проституток. Да и своего жилья у него не было, а потому вскоре он влез в нехилые долги. А долги надо отдавать… Обычного заработка на это, как ты понимаешь, не хватало. Нужны были еще деньги. Но где их взять? А тут как раз накануне, в морг, где он работал, поступило тело совершенно здорового молодого человека. Тот был еще теплым - поступил в результате несчастного случая на стройке: все органы и ткани туловища в порядке. Только вот голова отдельно – ту начисто срезало лесами. И тут к Бонфуа пришла «великолепная» мысль – а что, если быстро сориентироваться и…
- И что? – нетерпеливо вставил Керкленд.
- Что, если по-быстрому изъять из трупа качественные органы и продать их на черный рынок? Все равно по документам этот строитель сирота – его не хватятся.
- Но причем здесь я… и ты? Откуда ты вообще все это знаешь?
- Слушай… - продолжил русский. – У меня было время во всем разобраться. Так вот… Воплотив свой план в жизнь, Бонфуа почуял запах легких денег и безнаказанности, а потому стал делать это регулярно. Он расплатился с долгами, приобрел дом, но… как известно, денег много не бывает. Его алчность просто не знала предела. Однако его вакханалии на чужих смертях не суждено было длиться вечно – рабочий штат морга сократили и наш француз попал под раздачу. Он лишился своего «рога изобилия», но жажда наживы не давала ему покоя. Он опять увяз в долгах и был вынужден прятаться от кредиторов. И тогда он понял, что единственный выход – это вернуться к своему темному ремеслу. Но где ему получить доступ к свежим, нетленным трупам? Где взять тело?
- …так он и начал убивать, верно? – догадался британец.
- Да. Первый год он работал один – подыскивал одиноких молодых людей, желательно приезжих, выслеживал их и… брал у них то, что было нужно. Но это оказалось слишком небезопасно. И хотя на деньги с трех-четырех убийств он мог спокойно прожить целый год, он все равно не успокоился. И тогда он понял – ему нужен напарник. Кто-то, кто стал бы помогать ему, заметать следы, подыскивать жертв, продавать товар, в конце концов. Так он познакомился с Альфредом.
- Но Альфред, он… не плохой, зачем ему заниматься чем-то подобным?! – возмутился англичанин, уставившись на Брагинского.
- Ты можешь думать о нем все что угодно, но дела это не изменит. Ради денег он стал выполнять поручения Бонфуа. Никто не безгрешен.
- А Скотт? Причем тут Скотт?! Я жил с ним, рос, я видел его каждый день! Я не мог просмотреть такое!
- Скотт… - вздохнул Иван, - его беда не в жадности или алчности…
- Тогда в чем?
- …в том, что он полюбил чудовище.
- Чт… что? – изумлению Керкленда, казалось, не было предела.
- Он полюбил Бонфуа. Они познакомились на дне рождения Альфреда и…
- Ты серьезно?!
- Да.
- Мой брат, что?! ГЕЙ?
Русский невольно усмехнулся:
- Странно, что тебя еще беспокоит такая мелочь, как ориентация.
- Еще как! То есть нет, не беспокоит… это меня удивляет! Не то чтобы я был против… таких вещей, но ЭТО ЖЕ БОНФУА! Убийца! Маньяк и похититель!
- Что я могу сказать? – Ваня лишь слегка пожал плечами. – Сердцу не прикажешь.
Керкленд ошеломленно провел рукой по волосам.
- Неужели… неужели Скотт полюбил его больше, чем меня? Я ведь его брат… мы… росли вместе… я его семья!
- Твой брат на самом деле глуп и наивен. Несмотря на то, что хочет казаться крутым, в душе он действительно еще не вырос.
- Но он убил меня… - в британце начали бороться противоречивые чувства. С одной стороны он был безумно зол на шотландца, желал ему той же участи, а с другой… жалел. И причина крылась даже не в том, что тот стал преступником и подвергает себя опасности, а в том, что… - Там, наверху, такого не прощают, да, Ваня?...
Брагинский озадаченно окинул блондина взглядом:
- О чем ты?
- Братоубийство. Это ведь непростительный грех… Каин и Авель, помнишь? Там, на небесах, Скотта никогда не простят, да?
Иван удивленно уставился на британца.
- Подумать только… ты сам только что умер, но переживаешь за того, кто еще жив… Даже больше - за того, кто из эгоизма и потакания своим желаниям оборвал ТВОЮ жизнь… - русский чуть наклонился и осторожно приподнял Керкенда за подбородок, позволяя луне мягко осветить бедные черты его лица. – Ну разве это… не прекрасно?...
Англичанин почувствовал, что краснеет, а потому отвел взгляд:
- Я просто… не могу на него злиться…
- Хех… если ты простишь его, возможно, у него еще будет шанс.
- Но я все равно не понимаю, что со мной – я больше не испытываю ненависти даже к тем, кого раньше мечтал стереть в порошок… На самом деле я совсем не такой, Иван… Совсем. Я очень плохой человек. Я много кому навредил и сделал больно.
- Но сейчас ты – это уже не совсем ты, понимаешь? – вновь улыбнулся Брагинский, окидывая взглядом комнату. – Ты сейчас не был бы здесь, со мной, будь ты недостаточно «чист».
- В каком смысле? – буркнул британец, будучи не в состоянии разобраться в своих ощущениях. От злости, которая, казалось, давно должна была затмить его рассудок, ничего не осталось. На их место пришло лишь умиротворение и… любовь. Всеобъемлющая, светлая. И ничего больше.
- Ты – это то, что ты есть, но без того груза жизненных проблем и обязанностей, которые ты на себя повесил. Именно они искажают наши души… Но сейчас ты свободен. Ты никому ничего не должен и тебе так же не должны. В тот миг, когда твое сердце остановилось, ты расплатился по всем счетам. Здесь просто отпадает необходимость в ненависти и злости – тут не на кого злиться и нечего делить.

Англичанин молча слушал, а потом все-таки произнес:
- И все равно мне не суждено увидеть рая… я слишком «запачкан» для него.
- А я так не считаю, Артур. Не бывает пропащих душ. У всех есть и темные и светлые стороны, правда, все зависит от того на какой стороне нам легче. Многие из людей выбирают тьму по одной причине – она очень проста. Чтобы не доверять людям, ненавидеть их, бесчинствовать и злиться, не нужно много работать. Не нужно прилагать усилий. А вот чтобы полюбить…
- А ты? – спокойно спросил Керкленд. – Неужели ты такой правильный и никогда никого не ненавидел? Не обманывал? Не использовал?
Первые секунды русский растерянно моргал глазами, а потом широко улыбнулся:
- Что ж… Было и такое. Но я был молод и только потом понял, что ненавидеть – не вариант. Это бесполезно. Лишь в прощении кроется истинная любовь.
Британец мрачно усмехнулся:
- Как это мило. А сам-то ты прощал? А?
- Да. Но когда стало уже слишком поздно…
- То есть?
- В свое время я… очень любил одного человека.
- Вау, несчастная любовь это такая «редкость»… - от расстройства к англичанину вновь вернулась язвительность.
- Ну, почему же сразу несчастная? – хохотнул Ваня. – Мы были вполне счастливы. Вот только не особо долго.
- Ставлю десятку, что тебя бросили.
- Хех, а ты не очень-то вежлив, - улыбнулся русский, потрепав распоясавшегося парня по светлым волосам. – Но ты почти прав. Он мне изменил.
- Оу…
- Он был мне очень-очень дорог.
- Ты его вернул?
- Я пытался. Но ничего не получилось, - тут русский как-то странно взглянул на свои руки. – Знаешь… а ведь для этого я был готов на все.
Керкленд недоуменно нахмурился:
- Ты ведь не…
- Скажи, как думаешь, почему умер я? – британец промолчал. – Я хотел убить своего соперника. Но не сам, разумеется. Мне нужно было найти того, кто сделал бы это за меня, - англичанин в тихом ужасе смотрел на своего собеседника. То, что он говорил, никак не вязалось с его образом, таким... светлым, теплым. – Так судьба свела меня с Франциском. Мы договорились с ним и его другом о встрече у станции метро… - Иван выдохнул. – Знаешь… в тот вечер был сильный дождь… И хотя причина встречи была не шуточной, они опоздали. Их машина подъехала к остановке, после чего Альфред свистнул, подзывая меня ближе. Я подошел. Джонс окинул меня оценивающим взглядом и широко улыбнулся, странно переглянувшись с Бонфуа. Я тогда не придал этому значения – мало ли, что у этих наемников в головах? Потом Франциск открыл мне дверь, дождался, когда я сяду, и тронулся с места… Мы проехали всего пару минут, прежде чем я почувствовал тряпку с хлороформом, закрывшую мне рот и нос…

Воцарилась тишина. Керкленд просто не мог поверить, что такой милый и добрый человек, как Иван, мог запланировать чье-то убийство.
- После этого ты умер? – наконец, собравшись с силами, спросил Керкленд.
Но на это Брагинский вздрогнул, а потом мрачно хохотнул:
- Умер? Не-е-ет… Хотя я был бы рад умереть так легко. В тот момент для меня все только началось.
- Что… что они сделали с тобой? – сглотнув, британец постарался отвести от себя самые скверные подозрения насчет ответа.
- Это были мои последние, самые страшные дни, полные мук, отчаяния, безысходности и боли… Постоянной боли.

@темы: Hetalia, Англия, Графомания, Россия, Фанфик-одиночка

URL
   

Triumph of alter-ego

главная